Администрация г.Сургута: Официальный сайт
Министерство здравоохранения РФ: Официальный сайт
Департамент здравоохранения ХМАО-Югры
Ханты-Мансийский окружной фонд обязательного медицинского страхования
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Наши публикации

Издание Статья

Югорское детство
«Югорское детство»
№1 (23)
февраль – март 2011
Доктор Пушкин

Из разговора двух мам с колясками:
– А как вам Пушкин?
– Читаю с наслаждением.
– Я тоже! Только мы у него лечимся!

Александр Борисович Пушкин Да, он не солнце русской поэзии, зато педиатр от Бога, который искренне считает, что доктор должен быть праздником, подарком, а не хмурым человеком в белом халате. Сургутский участковый педиатр Александр Борисович Пушкин работает в детской поликлинике (МБУЗ Клиническая городская поликлиника № 2).
Народная молва гласит, что он и в самом деле человек-праздник, настоящий доктор Айболит —– всезнающий, мудрый, всегда веселый и излучающий флюиды добра и спокойствия. О нем говорят, пишут на форумах, его уважают, советуют друг другу. Поэтому сегодня он – гость нашей рубрики «Беседка».
– Не надо быть экспертом, чтобы утверждать, что наша педиатрия переживает кризис: детей все больше, а педиатров все меньше, особенно хороших... Как работается, когда на участке 800 детей?
– Хорошо работается, если любишь то, чем занимаешься. 800 — это, конечно, много. Раньше на участке было по 600 детей, но после введения президентской надбавки к зарплате, участковым педиатрам увеличили и нагрузку до 800 человек. В период сезонных вспышек бывает и тяжко, особенно если на тебе два участка.
– Невозможно даже сделать прививку, не отстояв часовую очередь...
– Смотря как доктор организует прием. И зависит это именно от него самого. Например, прививки — это святое! Конечно, перед прививкой дети не должны томиться в очереди! Вопросы со справками тоже можно урегулировать, не заставляя родителей терять драгоценное время. Все это возможно, особенно если работаешь в паре с хорошей медсестрой. У меня никто в коридоре перед дверью не ругается... Правда, у нас все свои – я на одном участке работаю уже 10 лет.
– Кстати, о прививках. Сейчас все больше родителей от них отказываются.
– Это, конечно, большая ошибка. Все надеются проскочить мимо опасных заболеваний где-то между привитыми детьми, затеряться в так называемой иммунной прослойке. Но это иллюзия. Множество инфекций не только не побеждены, но и набирают обороты. Вспышка полиомиелита в Таджикистане нас не касается? Еще как касается. Сколько гастарбайтеров приезжает в Сургут? Вот. И многие инфекционные заболевания неизлечимы. А те диски и ролики с информацией, направленной против прививок, которые распространяются в обществе, – это преступление. Риски, связанные с прививками, конечно существуют. Но просто не нужно всех загонять под один прививочный календарь. Каждому ребенку врач может составить индивидуальный график прививок, всегда можно сделать отсрочку, если есть сомнения. Если делать прививку исключительно на благоприятном фоне – все будет хорошо. Сомневаетесь в качестве вакцины – можно найти альтернативную, правда, в платном медучреждении, но зато более качественную, от которой побочные эффекты минимальны. Всем советую почитать о прививках у Комаровского – отлично написано!

Александр Борисович в музее БУ «СГКП №2»
– Так что же нам делать с нехваткой педиатров, а в особенности узких специалистов?
– Нужно приглашать из других городов, что, кстати, уже и делается, правда, только в отношении самых дефицитных специальностей. Ведь приглашая, необходимо обеспечить человека жильем. Я думаю, справедливо было бы давать хотя бы комнату в общаге, но с условием, что отработаешь не менее пяти лет. Правда, брать новых людей надо с испытательным сроком. Люди бы ехали, ведь Сургут – отличный город. Я и сам приезжий. Живу здесь 10 лет и очень доволен.
Особенно чувствуешь разницу в зарплате. Здесь мне впервые в жизни дали премию, раньше и не знал, что такое бывает.
– Кадровый вопрос – это еще не все. Помещений тоже не хватает, а рождаемость продолжает расти.
– Естественно, нужно строить и открывать новые участки. То же касается и взрослых поликлиник. Сургут – город большой, богатый, а детской больницы нет. Это недопустимо. В существующих отделениях страшно лежать: там некомфортно детям и для родителей нет условий. Ребенок до четырех-пяти лет обязательно должен находиться в больнице вместе с мамой.
Александр Борисович Пушкин
– Откуда Вы к нам приехали?
– 20 лет работал в Магаданской области на селе. Это когда ты один во всех лицах, а называлось это «главврач». Хотя ехал туда после Томского мединститута работать педиатром. И шил, и вправлял, и роды принимал, и зубы удалял, потому что с деревней сообщение только вертолетом. Как я это называю – «всехний» врач. Бывало и страшно, но опыт бесценен. Режим круглосуточной готовности – болеешь ли, устал – пациенты ждать не могут. Так я ни разу и не был на больничном.
К слову сказать, я 33 раза сказал спасибо своему институту, потому что это была отличная подготовка. И когда моя дочь решила поступать в медицинский, я сказал: «Только в Томский!» В Сургуте, кстати, много томичей работает. По-моему, Томская, Омская и Тюменская – лучшие из сибирских школ.
– А что скажете о выпускниках СурГУ?
– Те, которых знаю, – просто отличные врачи, но, видимо, мало кто идет работать в поликлиники, особенно в педиатрию. Где все остальные?
– Почему Вы решили связать свою жизнь с педиатрией?
– Сейчас у детей книг море, а у меня была одна – учебник по медицине без корочек. Налистался, наверное. Моя бабушка врачевала, может, и это сыграло свою роль. Мы жили в Междуреченске в Кемеровской области. После восьмого класса три года работал в железнодорожном депо, потом армия, пробовал в техникум радиоэлектроники – слава Богу, не поступил. И все это было не то: неинтересно и тоскливо. А когда поступил в медицинский – на учебу ходил как на праздник! Учился хорошо, первую сессию боялся, что меня выгонят, уж очень нравилось. Жизнь заставляла учиться и работать, ведь у меня тогда уже было трое детей, жена фельдшер. Я судьбе за это благодарен. Тройку получишь – стипендию не дадут. Стипендию не дадут – семье нечего кушать. А врачу нужно очень-очень хорошо и много учиться, причем всю жизнь. Раньше государство оплачивало учебу, и можно было каждый год повышать квалификацию. Теперь – копи из зарплаты...
У меня брат – анестезиолог, сестра – психиатр. А наша мама работала шофером и к медицине никакого отношения не имела. Она одобрила наш выбор, гордится и сейчас.
– Были ситуации, когда Вы пожалели, что выбрали эту профессию?
– Нет, конечно! Честно. Ни разу за все 35 лет медицинской практики. Еще в деревне бывало: ночью поднимут, начинаешь ворчать, а через порог больного переступаешь — ты уже другой человек. Потому что если к больному пришел злой, угрюмый доктор, помощи никакой не будет. Сейчас, когда нагрузка высокая, иногда устаю. Но это же нормально. Отдохнул — и вперед. Я всегда любил свою работу и агитировал молодежь. Поселок у нас был национальный: эвенки, чукчи, в общем — оленеводы. Человек пять-шесть уговорил поступить в медицинский, и с моей легкой руки эти люди сейчас работают в сельской медицине, никто не ворчит. Просто надо любить больных.
Яндекс.Метрика Главная страница | О поликлинике | Вопросы и ответы
© 2010 БУ "Сургутская городская клиническая поликлиника №2"